Новости
13 марта 2018, 13:32

Русский мороз. Часть 3

Русский мороз, часть 1

Русский мороз, часть 2

Ещё пару слов о Никольской башне, навеки сросшейся с церковью Николы Ратного. В старину через неё проходил основной въезд в монастырь. В ту пору старая система «захабов» уже выходила из моды, да места здесь для них не хватало. Для защиты ворот применялась новая система под названием «колено»: это когда проезд через башню не прямой, а изогнутый «коленом», и защищён несколькими воротами. От Никольских ворот ныне остались одни железные петли в стене. А в самом «колене» располагаются иконы отца Алипия, «советского архимандрита», как он сам себя называл. Фотографировать их я не стал, хотя никаких запрещающих надписей не было. Надо самому чувствовать, что уместно, а что нет.

А теперь пойдём по Кровавой дороге вниз. Сейчас зима, всё вокруг белым-бело, а летом вдоль неё монахи высаживают цветы, красные, как кровь их бывшего игумена… Да, день памяти преподобномученика Корнилия – 5 марта по новому стилю. То есть предыдущая статья появилась на сайте как раз накануне. Случайное совпадение, скажете вы, но дело в том, что тут, в Свято-Успенском Псково-Печорском монастыре не бывает ни случайных совпадений, ни случайных встреч. Тут всё происходит вовремя.

Не доходя до Успенского собора, примерно на половине пути, мы видим памятник совсем другой эпохи – карету Анны Иоанновны. Как известно, племянница Петра Первого была приглашена занять вакантный российский престол Верховным Тайным советом. В этой карете она ехала из своей Курляндии в Петербург, заночевала в монастыре, и оставила тут карету навсегда. Есть много версий, почему она так поступила, но по мне, самая простая и есть самая правдоподобная. Ехала она поздней осенью, утром проснулась – всё вокруг замело, колёсный путь кончился, надо было пересаживаться на сани. Она так и сделала. А что касается оставленной кареты: у Анны Иоанновны было много грехов, но никто из современников не обвинял её в мелочной скупости. Что она, купчиха какая малоимущая или императрица всея Руси? Посмотрите направо – и вы увидите, как на холме красуется собор Михаила Архангела. Мы уже видели его, когда обходили монастырь снаружи, теперь полюбуемся, какой вид открывается изнутри монастыря. В старину на этом месте стояла башня Брусовка. Башня была почти полностью разрушена в многочисленных осадах, восстанавливать её не стали, а воздвигли на её месте собор удивительной красоты. Хотя Успенский собор и вырос из пещерной церкви, выкопанной святым Ионой, он не является самым низким местом монастыря. Кровавая дорога выводит нас на своеобразную монастырскую площадь, и собор возвышается над ней. По гениальному замыслу строителей монастыря, дорога не упирается прямо собор, а как бы выдерживает паузу, необходимую, чтобы посетитель успел усвоить увиденное, немного поразмыслить, и быть готовым к восприятию самого главного. Сейчас главная лестница закрыта (вероятно, для ремонта), но сбоку проход открыт.

Нынешний Успенский собор состоит из двух церквей, одна над другой. Нижняя – та самая, которую копал святой Иона и которая была освящена в 1473 году, а верхняя – более поздняя, Покрова Пресвятой Богородицы, освящена в 1759 году. Купола собора сделаны по типу глав Киево-Печерской лавры (стиль – русское барокко). У здания есть только фасад, а задней стены нет, здание уходит в холм. Поэтому, если глядеть из монастырского сада или через стену, со стороны башни Верхних решеток, то купола как бы вырастают из земли. В дни престольного праздника Успения Божией Матери монастырские церкви не могут вместить множество народу, и литургия совершается под открытым небом. Тогда фасад Успенского собора становится гигантским иконостасом, площадь перед храмом – амвоном, а куполом – небо. По правую руку вы видите деревянный дом настоятеля (выкрашен зеленой краской), а повыше, на склоне холма, Михайловский собор (вид с другого боку). Оба здания построены в 19-м веке, только церковь в начале века, а дом в конце. От дома к собору идёт крытая галерея. Надо сказать, что жили тут не одни только настоятели. В годы оккупации в доме была эстонская православная школа (детей учили по старым царским учебникам). С Успенским собором дом соединён мостом. По левую руку располагается целый комплекс строений. Тут два колодца, один старый, ровесник монастыря, другой относительно «молодой», ему чуть больше ста лет. Также здесь размещается двухэтажный братский корпус – дом, где живут монахи. А также трапезная, всевозможные хозяйственные постройки. Купол с крестом принадлежит церкви святого Лазаря. Построено всё это в 19-м веке. Посторонним ходить туда нельзя. Разумеется, я не профессиональный экскурсовод, и мои знания о монастыре очень скудны. Почерпнуты они отчасти из советских источников (справочников), отчасти из книги «Несвятые святые» архимандрита Тихона. Да ещё, помню, в советское время наш завод оказал какую-то услугу монастырю, и в знак благодарности для нас, заводчан, была организована экскурсия. Нас провели даже в пещеры, монах исполнял обязанности экскурсовода. Я многое перезабыл, но кое-что помню до сих пор. Так что, порывшись в памяти, добавив современные сведения, буду рассказывать, как умею. Хотя монастырь мужской, и первым пустынножителем Печорским почитается преподобный Марк, первой его монахиней была женщина. Как это случилось? В середине 15 века, в 1467 году в Юрьев (он же Тарту, он же Дерпт) прибыл московский поп Иоанн Шестник. Прибыл он с женой и двумя сыновьями. Служил в храме, построенном ещё при Ярославе Мудром. Вместе с ним служил пресвитер Исидор. Практически сразу он столкнулся с открытой ненавистью немцев-католиков, которые принуждали православных принять Унию. Было много оскорблений, и прожив в Юрьеве два года, Иоанн, опасаясь за жизнь жены и детей, уехал во Псков. Во Пскове он служил в Троицком соборе, правда, очень непродолжительное время. Вскоре из Юрьева пришла весть о мученической кончине пресвитера Исидора и его паствы. Он вел спор о вере с папистами. Не найдя никаких словесных аргументов, «добрые католики» посадили его в тюрьму со всей его паствой, 72 православными. Поскольку они не покорились и в заключении, то 8 января 1472 года их вывели на лёд реки, и поставили перед выбором: уния или смерть. Все выбрали смерть, и тогда их утопили в проруби. Весной того же года, когда вскрылась река, их тела были обнаружены. Они лежали на берегу, с отцом Исидором в полном священническом облачении. Отец Иоанн очень скорбел, что покинул пресвитера Исидора, и решил обречь себя на муки и страдания пустынной жизни. На торге он услышал о Печорской горе, и решил поехать туда. Придя на место, он сразу же начал копать церковь рядом со входом в «Богом зданные пещеры». Рано утром, ещё до восхода солнца, поднимались они с попадьёй, молились, и приступали к тяжелой работе. От тяжких трудов и суровой жизни Мария вскоре заболела. Чувствуя скорую смерть, она приняла монашеский постриг и её нарекли Вассой. После смерти сподвижницы и сам Иоанн постригается в монахи под именем Ионы, и продолжает копать в горе церковь. На следующий год малая церковь была готова. Рядом с ней были установлены деревянные кельи на столбах для будущей братии. Обрадованный Иона спешит во Псков и просит освятить этот храм. Но в Троицком соборе ему отказывают. Очень уж необычная церковь для наших мест, да и находится совсем рядом с границей. Огорчённый Иона отправился в Новгород. Хотя к тому времени Псков уже век, как добился политической независимости от своего «старшего брата», псковское духовенство подчинялось новгородскому архиепископу. Архиепископ дал своё благословение, и те же Троицкие священники прибыли в Печоры и освятили новый храм 15 августа 1473 года (по старому стилю). И с тех пор обитель, скрывающаяся доселе в глубине земли, вышла на поверхность. Сюда стали стекаться иноки. Сам Иона скончался около 1480 году. Когда его переоблачали, то под одеждой нашли кольчатый панцирь. До того, как стать священником и монахом, Иона был воином, участвовал в сражениях, а после стал носить панцирь как вериги. Гроб его находится в пещерах. А вот гроб инокини Вассы земля не приняла. Когда её похоронили, то на следующий день гроб стоял на поверхности. Иона и духовник Вассы снова отпели умершую, и снова опустили гроб в могилу. А на следующее утро гроб опять стоял на земле! После этого Иона оставил гроб непогребенным, и поставил при входе в пещеры. (Разумеется, никакого тления быть не могло). Во время одного нападения какой-то не в меру наглый немец попытался мечом открыть крышку гроба, но оттуда вырвался огонь и спалил мерзавца. Следы пламени хорошо видны на гробе, причем заметно, что огонь вырывался изнутри. А от гроба до сих пор исходит тонкое, едва уловимое благоухание… Святые Иона и Васса (до пострига – Иван да Марья) – покровители супружества. Внутри Успенский собор отчасти сохранил тот облик, который имел при первых игуменах. Обширное здание выкопано в плотном песчанике, свод поддерживают тринадцать массивных столпов. Сейчас они облицованы кирпичом. С восточной стороны к собору примыкает Большая звонница. Это типично псковская постройка 16-го века. (Известно, что начали её строить в 1523 году). Звонница сохранилась в полной сохранности, и даже набор колоколов нисколько не пострадал. Полиелейный колокол, подаренный монастырю Иваном Грозным (в 1562 году) весит три тонны, Будничный (часовой), подаренный Борисом Годуновым – две тонны, Большой колокол, дар Петра Первого – 4 тонны. Большие колокола раскачиваются с земли с помощью коромысел – это древнерусский способ боя, сохранившийся только в Печорском монастыре. Все колокола украшены рельефами, надписи сделаны полууставом (это такой старорусский шрифт), можно прочесть имена литейщиков. Рядом со звонницей находится часовая башня, построенная в начале 18-го века. Часы приводятся в действия от гири в виде большой бочки, наполненной камнями. Каждые четверть часа малые колокола перезванивают, а большой годуновский колокол отбивает часы. Если вам повезет, и вы побываете в монастыре, то можете услышать подлинный звон времен царя Бориса… Слева на снимке вы видите здание красного цвета с белыми наличниками окон и поясков. Это Ризница, построена в 17-м веке. Предназначение её понятно от названия – здание, где хранились ризы (облачения). Кроме риз, туда же складывали ценные дары и книги. Как известно, Печорский монастырь избежал разграбления в первые годы советской власти, так как эти земли отошли к Эстонии. Государство это не притесняло православие, и даже делало кое-какие подарки верующим. Но в 1944 году немцы, чуя, что скоро им придется бежать отсюда, вывезли сокровища Ризницы в Германию. После войны, по требованию советского правительства, ФРГ вернула их. Говорят, что какую-то часть наши власти даже вернули монастырю, но явно не всё. Впрочем, меня этот вопрос никогда не интересовал – не моё это дело. К Ризнице пристроено типично псковское крыльцо – к сожалению, на снимке оно видно только отчасти. Зато можно хорошо разглядеть старинное било: такую большую железную дугу, висящую на стене. До того, как была построена Большая Звонница, её использовали вместо колоколов. После Успенского собора, самой старой церковью в монастыре является Благовещенская, построенная в 1541 году (то есть даже раньше Никольской). Раньше на её месте была деревянная церковь Сорока Мучеников, перенесённая за пределы монастыря. В 17-м веке фасад Благовещенской церкви и её внутренне убранство подверглись изменениям. Она тоже окрашена в красный цвет и имеет белые наличники, то есть немного похожа на Ризницу. На снимке вы видите её на переднем плане, Ризница подальше, а между ними находится Сретенская церковь, построенная в 1870 году (она белого цвета). Вы спросите: а почему я ничего не рассказываю о пещерах? Ведь многих привлекают в монастырь только они. Что же, надо сказать пару слов. По-моему, это место не для живых людей, а для усопших. Мне довелось побывать в них с нашей заводской экскурсией. Действительно, это впечатляет. Длинные ходы, вырубленные в плотном песчанике. По обеим сторонам ходов – ниши с гробами, закрытые керамическими плитами (керамидами). Одна большая открытая ниша, где лежали множество гробов. (В гробах хоронили в уже более позднее время, а в более ранее – в дубовых колодах). Подземная церковь с кованой железной оградой (подарок Эстонии), где при свете лампад молился дежурный инок. Никакого электричества, ходили со свечами. Это трудно описать, ощущение было, будто время остановилось. Песчаник имел разноцветные прожилки, и в свете свечей мерцал, как мрамор. Но главным было ощущение нашей ненужности тут. Зачем мы здесь, праздные ротозеи? Экзотики захотелось? Так что теперь, даже если появится возможность, я в пещеры не пойду. Не нужен я там. И вы, уважаемые читатели, там тоже лишние. Вот помрём, тогда, может, ангел и отнесёт наши души поглядеть на это место, а живым туда нечего соваться. (Монахам там бывать можно, они умерли для суетного мира). Разумеется, в пещерах уникальный микроклимат (круглый год одинаковая температура), никакого тления. Тела лежат сотни лет, и не разлагаются. Тут обрели последний покой предки Пушкина (не африканские, разумеется), Мусоргского, Татищева, Плещеева, и других известных людей. Сейчас пещеры делятся на семь коридоров, а обще количество погребенных в них – примерно десять тысяч. В большинстве это воины, погибшие при осадах Печор, и иноки. Керамиды, которыми закрыты ниши, отчасти керамические, отчасти известковые. Самая старая керамида датируется 1530 годом, но не факт, что нет более древних. Часть керамид не расшифрована по сей день (вероятно, надписи сделаны русскими буквами на староэстонском языке, точнее, на его малоизученном диалекте). Где находится вход в пещеры? Рядом с Успенским собором, там есть соответствующая надпись, найдёте без труда. В подземелье пускают далеко не всех, а только по благословению настоятеля, но вход в ближние, наземные пещеры (по сути, это обособленная часть собора) свободен. Там вы увидите гробы некоторых печорских святых, вериги святого Лазаря, а если будете себя вести хорошо, то услышите рассказ об их подвигах от смотрительницы. Но нам пора. Идём назад. Подымаемся по Кровавой дороге вверх, проходим через Никольскую и Петровскую башни, и выходим из монастыря. Неподалёку, справа, мы видим две церкви: Сорока мучеников Севастийских (с зеленой кровлей), и Святой Варвары. Церковь Святой Варвары построена в конце 18-го века, считается церковью сету – православной эстонской народности. Ну а церковь Сорока Мучеников, как я уже писал, раньше стояла в монастыре, но была перенесена на это место. Разумеется, тогда она была деревянная, а каменная построена на том же месте в 19-м веке. Вроде бы и можно заканчивать рассказ. Но очень уж не хочется расставаться с Печорами. Поэтому напоследок я расскажу о сегодняшней жизни монастыря, точнее, об одном его подворье, довольно необычном. (Окончание следует)

Рахим Джунусов

Источник: Другой Псков










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg